Арбитраж, как действенный несудебный способ разрешения споров

Мирманов Еркебулан Куанышович

Председатель Международного арбитража

по Западно-Казахстанской области

На сегодняшний день в Республике Казахстан одним из приоритетных направлений государственной политики является всестороннее распространение и продвижение системы альтернативного урегулирования споров, которая является индикатором степени развития правовой культуры общества, а также одним из показателей инвестиционной привлекательности государства.

Президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым неоднократно отмечалась важность развития отечественного арбитража, как действенного несудебного способа разрешения споров, необходимость приведения его в соответствие с международными стандартами.

Развитие арбитража как альтернатива государственному суду во всех странах рассматривается как положительное явление,способствующее, в частности, значительному снижению нагрузки на органы судебной системы в сфере разрешения конфликтов, возникающих между участниками гражданского оборота.

Кроме того, необходимость развития арбитража обусловлена поставленными Главой государства задачами по вхождению Казахстана в тридцатку самых развитых государств мира путем совершенствования институциональной среды, обеспечивающей благоприятные условия для развития бизнеса и предпринимательских инициатив.

Необходимо отметить, что в последнее время в Казахстане формируются новые виды и направления бизнеса. К примеру, среди современных направлений на сегодняшний день особо широкое распространение получило так называемое онлайн-кредитование, т.е. предоставление кредитов через Интернет компаниями, не являющимися банками или организациями, осуществляющим отдельные виды банковских операций.

В начале своей деятельности такие онлайн-компании устанавливали необоснованно увеличенные ставки вознаграждения, которые в пересчете на годовой процент могли достигать 700%.

Вместе с тем согласно информации Казахстанской Ассоциации КазФинТех с 1 января 2018 года для заемщиков компаний онлайн-кредитования, несмотря на срок просрочки, общая сумма начислений, штрафов и пени не превышает суммы 3,5 «тел» кредита (т.е. 250%)[1].

Следует отметить, что в начале своей деятельности Международный арбитраж по Западно-Казахстанской области выносил решения по искам компаний по онлайн-кредитованию о взыскании суммы, в 8-9 раз превышающей сумму основного долга, тем ответчикам, которые не подавали возражения на иск.

Вместе с тем, уже с марта 2017 года арбитраж начал практику снижения суммы задолженности ответчикам по вышеуказанным делам, при этом даже тем, кто не участвовал в процессе. Были существенно снижены неустойка (на 90%), вознаграждение, с обязательным учетом материального положения ответчика, размера заработной платы, семейного положения, наличия других кредитов и т.п.

Таким образом, следует отметить, что наша арбитражная практика по рассмотрению дел между онлайн-компаниями и онлайн-заемщиками развивается в настоящее время в положительном направлении.

Однако без должного взаимодействия с государственными судами ни один арбитраж не сможет развиваться и работать, поскольку, в конечном итоге, решение, вынесенное арбитражем, в случае отказа одной из сторон добровольно его исполнять, подлежит принудительному исполнению через суд.

В этой связи дальнейшее успешное развитие арбитражей в Казахстане возможно только при поддержке и понимании правовой природы арбитража со стороны государственных судов.

Вместе с тем на сегодняшний день при применении судами и арбитражами Закона РК «Об арбитраже», в том числе при отмене и принудительном исполнении арбитражных решений все еще возникают некоторые проблемные вопросы, в особенности это касается деятельности местных судов республики.

Так, имеет место случаи, когда суды без достаточных на то оснований отменяют арбитражные решения.

Как известно, cуд имеет право отменить решение арбитража лишь по основаниям, установленным в статье 52 Закона РК «Об арбитраже».

В свою очередь, данные основания предусматривают лишь два типа случаев, когда такая отмена возможна:

1) доказывание стороной наличия при принятии решения нарушения процессуального порядка(спор неподведомственен арбитражу или выходит за рамки арбитражного соглашения, сторона не была уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, состав арбитража или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон и т.п.), и

2) установление судом противоречия решения публичному порядку либо неарбитрабельности спора.

Исходя из вышеизложенного, суд не имеет права вмешиваться в решение арбитража по существу, не может анализировать и опровергать аргументы арбитража и нормы закона, на которых основываются эти аргументы.

Это является основным принципом арбитражного разбирательства: решение арбитража окончательное и по существу спора обжаловано быть не может.

Между тем, суды при рассмотрении ходатайств об отмене арбитражных решений зачастую анализируют обстоятельства дела по существу.

Кроме того, согласно статье 464 Гражданского процессуального кодекса РК (далее — ГПК РК)ходатайство об отмене арбитражного решения может быть подано сторонами арбитражного разбирательства, третьими лицами, не привлеченными к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей, которых арбитраж принял решение по основаниям, предусмотренным законом, в течение одного месяца со дня получения арбитражного решения.

Данная норма, а также Комментарий к ГПК РК четко указывают, что в случае, если истек срок для отмены арбитражного решения и нет оснований для его восстановления, ходатайство должно быть возвращено заявителю.

Однако суды отменяют решения арбитража даже при достоверном установлении пропуска срока для подачи ходатайства и отсутствии ходатайства о восстановлении пропущенного срока, или же такое ходатайство имеется, но при этом в нем отсутствуют основания для восстановления срока.

Далее, имеюся факты, когда суды принимают исковые заявления, по спорам, которые на основании заключенного между сторонами арбитражного соглашения должны быть рассмотрены в арбитраже.

Так, в силу пункта 7) части 1 статьи 152 ГПК РК судья возвращает исковое заявление, если между сторонами в соответствии с законом заключено соглашение о передаче данного спора на разрешение арбитража, если иное не предусмотрено законом.

Между тем, на практике возникают случаи, когда суд не возвращает исковое заявление и признает необходимым принятие иска государственным судом и рассмотрении его по существу.

Также можно назвать факты, когда суды безосновательно отказывают взыскателям в принудительном исполнении арбитражных решений.

Так, при рассмотрении судом первой инстанции заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения судья отказывает в его выдаче, мотивировав тем, что взыскателем не приложены к заявлению документы, подтверждающие надлежащее уведомление должника о дате и времени арбитражного разбирательства, а также надлежащее вручение должнику самого арбитражного решения.

Между тем, в силу статьи 255 ГПК РК сторона, против которой вынесено арбитражное решение (т.е. должник), должна представить суду доказательства того, что он не был надлежащим образом извещен о дате и времени арбитражного разбирательства, и соответственно, не мог представить суду свои объяснения.

Согласно Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть также отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что:

  1. a) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны, или
  2. b) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны.

Таким образом, можно отказать в исполнении арбитражного решения в двух случаях: это основания, на которые государственный суд может ссылаться только по заявлению стороны, возражающей против признания и приведения в исполнение арбитражного решения (основания, связанные с недостатками арбитражного соглашения и процедуры проведения арбитража), и основания, на которые суд может ссылаться по собственной инициативе (основания связанные с проблемами публичного порядка).

Кроме того, хотелось бы отметить, что часть 2 статьи 253 ГПК РК указывает исчерпывающий перечень документов, предоставляемых в суд вместе с заявлением на выдачу исполнительного листа:

1) подлинник или копия арбитражного решения. Копия решения постоянно действующего арбитража заверяется руководителем этого арбитража, копия арбитражного решения для разрешения конкретного спора должна быть нотариально удостоверенной;

2) подлинник или нотариально заверенная копия арбитражного соглашения, заключенного в установленном законом порядке.

Данный перечень не включает документы, подтверждающие получение либо вручение решения и др.

Кроме того, государственные суды отказывают в выдаче исполнительного листа, ссылаясь на то, что с момента получения должником решения не истекло 30 дней, в течение которых он может подать ходатайство об отмене аритражного решения.

Между тем, согласно пункту 3 статьи 46 Закона РК «Об арбитраже» арбитражное решение считается принятым в месте арбитражного разбирательства и вступает в силу в день, когда оно подписано арбитром (арбитрами).

В силу пункта 2 статьи 54 данного Закона если в арбитражном решении срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.

Далее, взыскиваемая судами с должников сумма составляет намного выше, чем суммы, взыскиваемые арбитражем, и иски судами удовлетворяются в полном объеме, в отличие от арбитража, в связи с чем арбитраж получает жалобы со стороны взыскателей и необоснованные обвинения в «карманности».

При принятии решений арбитраж ориентировался на решения местного суда, но иски удовлетворял частично, в итоге сумма, удовлетворенная арбитражем, по сравнению с государственными судами, стала меньше на 10-15%.

Так, решением суда от 06.12.2017 года исковые требования истца «Т.» удовлетворены полностью, с ответчика взыскана общая сумма в размере 113 300 тенге (основной долг — 20 000 тенге, вознаграждение — 90 000 тенге и расходы по государственной пошлины в сумме 3 300 тенге), тогда как сумма, которую взыскал арбитраж составила 105 600 тенге (основной долг — 20 000 тенге, вознаграждение и неустойка — 85 600).

Другим решением суда с ответчика была взыскана задолженность в общем размере 171 900 тенге (основной долг — 15 000 тенге, вознаграждение — 151 900 тенге, госпошлина — 5 007 тенге), тогда как решением арбитража требования истца удовлетворены частично и взыскано 84 769 тенге(основной долг — 20 000 тенге, вознаграждение — 18 000 тенге (вместозатребованных истцом 60 000), неустойка — 2 000 тенге (вместо затребованных 20 000 тенге), госпошлина и представительские услуги — 44 769 тенге). Это намного ниже, чем сумма, взысканная государственным судом.

Необходимо отметить, что до февраля 2018 года государственный суд выносил решения о взыскании сумм, 5-8 раз превышающих суммы основного долга.

Имеется множество аналогичных примеров.

В результате, в настоящее время (с февраля 2018 года) государственный суд удовлетворяет исковые требования истцов частично, то есть взыскивает основной долг, но отказывает во взыскании вознаграждения и неустойки.

Однако, в других регионах Казахстана неустойка и вознаграждение с ответчика взыскиваются.

Таким образом, по вопросу взыскания неустойки отсутствует единая судебная практика.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 295 Гражданского кодекса РК кредитор вправе требовать уплаты неустойки, определенной законодательством (законной неустойки), независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Между тем, государственный суд не взыскивает неустойку, что приводит к ущемлению прав взыскателей (кредиторов) и вызывает противоречие Гражданскому кодексу РК, четко предусматривающий, что законодательством или договором определяется неустойка, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В свою очередь, государственный суд для того, чтобы не противоречить своим же решениям, находит любые причины и отказывает в принудительном исполнении арбитражного решения и/или отменяет его.

В связи с этим данный вопрос представляется проблемным и требует тщательного рассмотрения и анализа, поскольку все вышесказанное привело к тому, что взыскатели обратились к нам с жалобами по делам, составляющим 0,4 % от общего количества рассмотренных дел.

Необходимо отметить, Международный арбитраж по Западно-Казахстанской области был образован в 2013 году и является независимым, самостоятельным арбитражем, незаинтересованным в исходе рассматриваемых дел.

В результате проведенной нами большой разъяснительной работы за 2015 год арбитражем было рассмотрено 500 дел, за 2016 год — 3 300 дел, за 2017 год — 5 833 дела.

В арбитраже работают 10 человек, с июня 2017 г. мы модернизировали работу, ввели электронный документооборот, интегрировались с Казпочтой ГЭП (письмо вручается в течение 1-2 дней по РК), СМС-центром, уведомляем должников своевременно.

Ведем постоянную большую разъяснительную работу об особенностях и преимуществах арбитража.

Так, на сегодняшний день утвердили мировые соглашения по более 700 делам, графики погашения долга в рассрочку до 2-х лет, снижаем до минимума взыскиваемую сумму, учитывая материальное положение должника.

В данный момент взыскатели подают исковые заявления в арбитраж, после получения решения которого, обращаются с заявлениями по месту жительства ответчика, до обращения в арбитраж проводят досудебную работу с должниками.

Однако государственные суды продолжают без достаточных оснований отменять арбитражные решения и отказывать в принудительном их исполнении.

В целом определениями государственных судов было необоснованно отказано в выдаче исполнительных листов приблизительно по 150-200 делам, рассмотренным в Международном арбитраже по ЗКО. В частности, суды обосновывают отказ тем, что арбитражные решения, якобы, вручаются ответчикам за 20 дней до вынесения этого решения, тогда как на самом деле за 20 дней были вручены уведомления о назначении арбитражного разбирательства.

Истцы не могут ни взыскать установленные в аритражном решении суммы, ни обратиться заново в арбитраж, что вызывает у них множество вопросов и подрывает доверие как к арбитражу, так и государственной судебной системе.

Таким образом, все вышеуказанные действия со стороны государственных судов вызывают опасения за дальнейшую судьбу арбитражного разбирательства как одного из наиболее эффективных и демократичных способов альтернативного рассмотрения споров в Казахстане.

Вместе с тем в рекомендациях круглого стола, проведенного Верховным Судом РК 30 июня 2017 года, указана необходимость правильного и единообразного применения норм ГПК РК иЗакона РК «Об арбитраже», регламентирующих рассмотрение ходатайств об отмене арбитражных решений и заявлений о принудительном исполнении арбитражных решений.

На сегодняшний день, практика принудительного исполнения арбитражных решений неоднозначна. Так, Постановлением судебной коллегии Верховного суда РК от 03.10.2017 года ходатайство микрофинансовой организации об отмене определений первой и второй инстанций об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения были отменены, где основаниями были указаны все те обстоятельства, которые взыскатели указывают всегда при обжаловании определений первой инстанции. Но государственный суд, либо апелляционная коллегия не обращают на эти обстоятельства внимание, либо игнорируют их.

Также, одним из примеров, можно привести и Постановление надзорной судебной коллегии Верховного суда от 06.02.2013 года, где было отменено решение первой инстанции, а исковое заявление истца оставлено без рассмотрения по тому основанию, что государственным судом была нарушена подсудность рассмотрения дела. То есть, в силу гражданского процессуального законодательства, если между сторонами в соответствии с законом заключен договор о передаче данного спора на разрешение третейского суда и от ответчика поступило до начала рассмотрения дела по существу возражение против разрешения спора в суде, суд оставляет заявление без рассмотрения, если иное не предусмотрено законодательными актами. Такие случаи имеются и в настоящее время в государственном суде.

В связи с вышеизложенным возникает необходимость установления между судами и арбитражами конструктивного диалога и всестороннего сотрудничества в целях поддержки, продвижения и развития арбитражной деятельности в Казахстане.

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять